Four Founders: Age of Mysteries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Four Founders: Age of Mysteries » Истории сердец » Я тебя вылечу [заморожен]


Я тебя вылечу [заморожен]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Я ТЕБЯ ВЫЛЕЧУ
http://savepic.ru/10075215.gif http://savepic.ru/10071119.gif
Из всех видов известных человечеству лекарств наибольшим достаточно эффективным и не имеющим побочных эффектов может быть признано добродушие.

❖Участники❖
Nioclás O’Callaghan & Vanessa Ogilvie
❖Время & Место действия❖
1001 год, май, задний двор Хогвартса
❖Краткое описание событий❖
Говорят, палочка сама выбирает мага. Но что, если она выбрала не того человека? А если человек находится на перепутье, пытается обрести себя? Нельзя наказывать своего хозяина лишь за то, что у того проблемы, не требующие отлагательств.

0

2

- Репаро! Репаро! Репаро!
Вот уже третий час я пытаюсь извлечь из своей волшебной палочки хотя бы какой-то намек на магию. Тщетно. Крепко зажмуриваю глаза в надежде, что все происходящее мне кажется, после чего вновь широко их распахиваю. Магия... что есть магия? От нее нет ни пользы, ни вреда, она не дает ни знаний, ни правды. Это лишь чудо, но есть и другие. Но ежели в тебе проявилась та или иная способность, необходимо принять ее, как дар, и развивать. Я пытаюсь это делать, но отчего же тогда палочка не слушается меня?
Поговаривают, волшебным палочкам свойственно самим избирать хозяев, и меня выбрала рябиновая, средней упругости, палочка. Странно, почему мы не можем с ней поладить. С палочкой матушки, когда она обучала меня волшебству, как могла, как умела, мне с легкостью удавались как простые, так и сложные заклинания. А сейчас я даже не могу элементарно починить кубок. Что, если магия покинула меня? Но я продолжаю ощущать, как кровь пульсирует от внутренней силы. Выходит, дело в другом.
Рябиновой палочке свойственно дружить с хозяином уверенным в своей жизни, несгибаемым под натиском жизни, с чистым разумом и горячим сердцем. Разве это обо мне? Вряд ли. Я потерян, как отставшая от стаи птица в непогоду. Бьюсь крыльями о серые тучи в надежде догнать стаю, но разряд молнии опаляет перья, и я камнем падаю вниз... Быть волшебной палочкой проще, чем застрять в низшем сословии. Нам не дано решать свою судьбу, ибо ее определяют господа, нам не дано изменить свою жизнь, ибо приходится бороться за существование, не имея денег порой купить новую одежду. Благо, Огилви, у кого мы служим, относятся к слугам мягче, нежели остальные влиятельные семьи. Быть может, поэтому я позволил себе думать о том, что их красавица дочь Ванесса может полюбить такого растяпу и холопа, как я. Любить и осознавать, где твое место, слышать ежедневно напоминания об этом, невыносимо. Я и без того помню об этом - зачем повторять снова и снова? Вероятно милорд Огилви полагает, что ежели не напоминать рабам, где их место, они забывают, кто они. На Востоке есть поговорка: "Позволь верблюду заглянуть в шатер - и он станет полноправным хозяином". И лишь теперь я понимаю смысл этого забавного выражения. Они боятся нас.
- Редукто, - вновь произношу обессиленным вздохом, глядя на еле собранный заклинанием репаро, кубок. Ничего не происходит. Это невероятно злит меня. Крылья носа расширяются, а глаза наливаются яростью. Мне надоело мучить себя этой непослушной штуковиной. Жаль, что я заплатил за эту безделушку последние фартинги. Сестре магия удается даже лучше, чем мне, а она никогда не тянулась стать могущественной. Я тоже не желаю властвовать, я лишь мечтаю быть хоть немного достойным хозяйской дочери. Понимаю, что этим терзанием я сделаю себе лишь хуже, да и палочка, скорее всего, поэтому не слушается меня. Я слишком растерян и подавлен, я не знаю, откуда я родом, кто мой отец, и что делать дальше, чтобы ясными мыслями управлять заклинаниями.
- Инсендио! - внезапно кричу, что есть силы, ощущая после этого магическую волну. Из палочки вырывается пламя и, отскочив от железного кубка, больно обжигает мою руку.
Я одергиваю запястье и роняю палочку на землю. Больно. Внутри все сдавливает, хочется зарычать ревом раненного зверя, но, скорее, от злости. Злости на себя и того, что огонь сделал с моей рукой. Волдыри и скукожившаяся кожа покрывают тыльную сторону левой руки и тянутся чуть выше, к локтю. Вот вам и магия.
- Проклятье эльфов! - рычу, стиснув зубы, надеясь, что никто не видит, как я глупо выгляжу. Я и без того опущен ниже некуда, чтобы унижаться еще сильнее. Благо, здесь, в Хогвартсе, все равны. Слава основателям.

Отредактировано Nioclás O’Callaghan (2016-06-10 08:36:38)

0

3

Присмотрись: среди густой майской зелени, бурно растущей чуть поодаль от заднего двора Хогвартса, едва заметна неподвижная фигура девушки. Цвет ее платья почти сливается с окружающими ее растениями, и ты наверняка заметишь эту особу только благодаря ее пышной рыже-медной шевелюре. Девушка сидит на крупном прохладном булыжнике, скрестив на коленях тонкие пальцы рук. Идеальная осанка выдает в ней воспитанную особу; благородное облачение говорит о том, что она – представительница знатного рода. Ты наверняка желаешь взглянуть на ее лицо, не так ли? Очи девушки закрыты, на губах легкая умиротворенная улыбка. Она абсолютно спокойна. Хоть юная леди и любит хорошие компании, но в уединении она также находит пленительное очарование. Эта девушка совсем не прочь помечтать в одиночестве. Мысли ее далеко за пределами земель Хогвартса: волшебница вспоминает свой фамильный дом с изумительными садами и фонтанами, который ее родители выменяли на домик в Хогсмиде. Милорд и миледи Огилви, с позволения сказать, спасались бегством от все более ожесточавшихся междуусобиц. Ванесса приняла выбор матери и отца, потому что знала, как дорого он им стоил. К тому же, девушке пришелся по душе Хогвартс и его окрестности. Здесь много замечательных магов, сам воздух пропитан волшебством. Напоминает ее родное поместье. Простой и доброжелательный нрав Ванессы пришелся по душе обитателям замка; девушка не чувствует себя лишней. Здесь Ник. В первые дни ее жизни в Хогвартсе девушка наивно надеялась, что им наконец-то выпал шанс стать ближе друг к другу, стереть межсословные границы, хотя бы некоторую их часть. Но на сегодняшний день юная леди едва узнает своего возлюбленного: тот словно избегает ее, при встрече старается как можно быстрее пройти мимо, молодые люди лишь изредка перекидываются скудным словцом. Это ранит сердце Ванессы. Как много она бы отдала, лишь бы только узнать, что произошло между ними!
- Инсендио!
От резкого крика Ванесса вздрагивает. Испуганным взглядом голубых глаз стремительно окидывает все окружающее ее в радиусе пяти метров. Кажется, кричал некто на заднем дворе замка. На лице девушки отражается недоумение с долей любопытства. Возможно, маг, применивший Поджигающие Чары, в беде, и Ванесса не могла не выяснить этого. Девушка быстро поднимается с облюбованного ею камня, быстро отряхивает запылившийся подол платья и легким быстрым шагом направляется прочь из уютного тенистого леска.
По открытой, слегка холмистой местности идти легко, если ты едва не падаешь, наступая на полы собственного платья. Солнце почти по-летнему пригревает землю, его лучи ласково касаются юной кожи и шевелюры благородного оттенка, что принадлежат Ванессе. Но сейчас этой особе благородных кровей не до созерцания красот местной природы: девушка торопится узнать, что же случилось у стен замка. Дыхание прерывистое, но темпа Ванесса не убавляет; три-четыре минуты, и девушка в двадцати метрах от стен замка. Здесь, в тени молодой лиственницы, леди замечает юношу. Просторная рубаха, светло-русые локоны…
- Ник, - шепчет девушка, обращаясь скорее сама к себе, нежели к парню. Брови непроизвольно ползут вверх, руки вцепляются в густо-зеленую ткань платья. Несколько минут назад Ванесса вспоминала о нем, и вот он, собственной персоной стоит буквально в нескольких шагах от нее. Теперь-то он никуда не денется, пока не объяснит свое странное и такое неприятное для юной волшебницы поведение. Девушка нервно сглатывает, собираясь с духом чтобы начать разговор.
- Надо же, вот мы с тобой и встретились, Ник, - щеки Ванессы медленно, но заметно розовеют, в голосе слышится волнение и некая робость. – Полагаю, нам с тобой давно нужно пого…
Девушка мгновенно замолкает, когда взор ее созерцает ужасного вида руку Никласа: кровь, пузыри – зрелище довольно страшное. На лице Ванессы на секунду мелькает отвращение, и наконец юная ведьма отводит взгляд. Теперь она смотрит прямо в глаза Нику, что так дороги ее сердцу.
- Что с тобой случилось? – Ванесса быстро подходит к юноше и, осмотрев того беглым взглядом, убеждается в отсутствии иных повреждений на теле возлюбленного. Не похоже, чтобы кто-то ранил его заклинанием; костра поблизости тоже не было, а посему девушка терялась в догадках, как Никлас получил ожог. Однако Ванесса видела, что юноша крайне напряжен, возможно, даже зол. Но на что?
- Ты только не беспокойся, я в миг уберу эту… это. Я тебя вылечу. В кабинете зельеварения наверняка есть все необходимое, нужно идти туда.
Девушка говорит быстро, мысленно перебирая в уме составы целебных снадобий. Искусству зельеварения и целительства Ванесса училась у матери. Как говорила последняя, каждый навык однажды пригодится в жизни. Момент применить багаж знаний и часы тренировок настал, и Ванесса готова действовать твердо и решительно. Даже если Ник будет упрямиться, утверждая, что помощь ему не нужна, девушка все равно окажет ее.

Отредактировано Vanessa Ogilvie (2016-06-11 10:02:34)

+2

4

Я продолжаю бурчать себе под нос, в панике размахивая рукой, выписывая кренделя и узоры в воздухе, в надежде слегка охладить ожог. Исцеляющие заклинания? Не думаю, что они мне даются, особенно, когда у нас с палочкой расхождения во мнениях. Экий дар знать о том, что ты дикарь! Ведешь себя, подобно дикарю, не живешь, а выживаешь... Вряд ли кто-то из сословия выше скажет нам, что мы такие же, как и господа, просто нам не посчастливилось явиться в этот мир не в том месте, не в том роду. Помнится, когда я расспрашивал матушку о своем отце, она отрицательно качала головой и расстраивалась. При этом постоянно твердила, что она может ожидать от меня великих свершений, подобных тем, что творил и, возможно, продолжает совершать мой отец. Поскорее бы узнать, кто он. Быть может, тогда все встанет на свои места, и мне предоставится хоть малейший шанс изменить свою судьбу.
И стоило лишь подумать о Ванессе, как рыжеволосая дева тут как тут, явилась, словно из сна... или из сна о сне. Будто по зову сердца. Видеть ее для глаз моих отрада, а для сердца страдания. Я знаю, что отвергая девушку, причиняю ей боль, но мне нельзя поступать иначе. Мы выросли вместе, я наблюдал за тем, как маленькая рыжеволосая девчушка выросла и расцвела, чем покорила мое сердце, но тем сложнее принять знание о том, что ей не суждено там остаться навеки. Ибо ее достопочтенный батюшка поклялся расправиться со мной, узнай он хотя бы еще раз о том, что я пребываю рядом с его красавицей-дочерью. Но здесь, в Хогвартсе, мы не можем не пересекаться, как бы того не желали те, кто жаждет нас разлучить. В этом замке я, как никогда ощущаю прилив свободы. Здесь нет деления на сословия, лишь понимание и взаимовыручка. Но злые языки не дремлют и здесь, и я не хочу подвергать сомнению безупречную репутацию Ванессы и ее семейства, не стерплю, ежели обо мне станут говорить, что я пробиваю дорогу выше для себя столь грязными методами, соблазняя дочку господ. Это неправильно.
- Надо же, вот мы с тобой и встретились, Ник, - она говорит сухо и осуждающе, но с ноткой надежды в голосе. Скучала, как и я. И помню, как она искала повода поговорить со мной, но я всячески изворачивался, не хочется ставить под удар свою голову и ее чистоту пред потенциальными женихами. Едва подумаю о том, что однажды Ванессу отнимет у меня какой-нибудь толстосум, как становится гадко. По сему предпочитаю не терзать себя лишний раз. Этот путь не ведет к спасению. - Полагаю, нам с тобой давно нужно пого…
Хотела вытянуть из меня пару фраз, но заметила нанесенную мной по моей же глупости, рану. Волна неловкости нахлынула с головой, и я потонул в ней, подобно разбитой лодке. А ведь так надеялся, что мой позор будет сокрыт от любопытных глаз. Не хочу показаться слабым, особенно пред Ванессой. Ибо я должен оберегать ее, а какой из меня защитник, ежели с палочкой совладать не могу?
Прикосновения девушки исцеляют лучше всяких зелий и заклинаний. Я инстинктивно прикрываю глаза, готовый замурлыкать, подобно приласканному коту. Но расспросы Ванессы возвращают меня в мир, где пришло время раскрывать секреты, ибо от беседы мне теперь вряд ли удастся сбежать. Ибо Ванесса не отпустит меня, пока не излечит мои раны. Что ж, без волдырей и щипания будет добрее.
- Моя палочка, - начинаю чуть охрипшим голосом, не вынимая пострадавшей руки из ее теплых и мягких ладоней, накрыв их своей второй рукой. Глаза девушки... о, боги, как я за ними соскучился! Два бездонных океана, уносящих к своим волнам. Так и хочется поднять паруса и отправиться навстречу рассвету... Но я возвращаюсь с небес на землю, продолжая ощущать боль, - она перестала меня слушаться. Я лишь тренировался, но заклинание отскочило. Думаешь, она мне не подходит? Или во мне что-то меняется?
Я ощущаю, как щеки становятся алыми, а глаза блестят при ощущении очередной мысли.
- Неизменны лишь мои чувства к тебе.
Ванесса знает, как я к ней отношусь, но я никогда не говорил ей об этом прямо. Это наверняка подвергало сомнениям ее уверенность в моей искренности, но я должен заботиться о ее будущем, и Несса сама должна принять решение, как ей дальше жить. Разумеется, ежели ее родители не отнимут у дочери сей выбор.

+1

5

Когда ты – юная леди из знатного рода, на твои хрупкие плечи возлагается колоссальная ответственность. С первых дней жизни тебе уготована судьба идеальной жены и матери, твоя свадьба продумана наперед, а женихом непременно должен стать кто-то, достойный твоего титула. Непременно с баснословным богатством, огромными землями и связями. А о чувствах и прочих, как считают феодалы, глупостях необходимо забыть абсолютно и безвозвратно.
Можно сказать, Ванессе повезло с родителями: милорд и миледи Огилви еще слушают капризы своего чада и не сватают дочь без ее одобрения. А о каком одобрении может идти речь, если сердце юной графини давно отдано мальчишке из низшего сословия… Ванесса чувствует, что и он неравнодушен к ней. Сердце живой, рвущейся на свободу птицей бьется в груди, стоит девушке подумать о своем избраннике. А уж если молодым людям доводится украдкой встретиться хоть мимолетным взглядом, Ванесса едва не теряет голову от счастья. Омут первой любви так глубоко втянул девушку в свои сладкие объятия, что пути назад нет. Да разве хочется Ванессе иной судьбы, чем любить и быть любимой?
Неожиданная встреча с предметом своего обожания в уединенном месте, вдали от завистливых глаз и колких языков, стала бы для девушки приятным сюрпризом, если бы Ник не был ранен.
- Я лишь тренировался, но заклинание отскочило, - говорит юноша, и Ванесса лишь кивает в знак понимания. Подобного с ней не случалось, сколько она себя помнила, а посему на вопрос, заданный Никласом, она не имела ответа.
- Не знаю, в чем причина вашего конфликта, - девушка переводит взгляд с лица юноши на его палочку, и почему-то сердце подсказывает ей, что последняя тут не при чем. – Но палочка не станет капризничать ни с того ни с сего. Вероятно, дело в тебе.
- Неизменны лишь мои чувства к тебе. - Девушка едва сдерживается, чтобы не запрыгать на месте. Счастье есть – вот оно, стоит рядом, лишь протяни руку и коснись его. От простых, но таких искренних слов Никласа юная леди буквально расцветает – небесно-аквамариновые глаза блестят еще ярче, уголки губ приподнимаются, и улыбка  делает Ванессу еще милее. Ответа уже не требуется, все то, что она чувствует, отражает счастливое выражение ее лица.
Ванесса снова смотрит прямо в глаза Ника. Эти мгновения их робкой близости так сладки, что легко потерять счет времени. «Глупое сердце, не бейся так дико», - девушке кажется, что Никлас вот-вот услышит этот безумный грохот в ее груди. Ведь он тому причина. Ну почему ее родители не видят в этом юноше то, что видит она? Его доброта, трудолюбие, честность, преданность и смелость – вот же они, на поверхности, а не глубоко внутри него. Ванесса видит в нем именно эти качества, а не его происхождение. А вот супруги Огилви судят по-другому. Кроме бедности и отсутствия знатных корней родители Ванессы не видят в нем ничего. Ах, если бы только могли они забыть все эти межсословные предрассудки и позволить дочери любить того, кто дорог ее юному сердцу!.. Но, увы, влюбленным выпало не то время, и переплетение их судеб не представляется возможным, с чем Ванесса упрямо не желает мириться.
Девушка убирает боковые пряди волос за уши: жест волнения. Кабинет зелий находится в подземельях замка, недалеко от южного крыла. Идти туда, по меньшей мере, около десяти минут, а чтобы возможные случайные прохожие не задавали лишних вопросом, которые могли, вероятно, смутить Никласа, Ванесса простеньким заклинанием удлиняет рукава его рубашки, дабы прикрыть уродливую рану.
- На всякий случай, - коротко и деловито поясняет она, но ведь Ник и сам все понимает.
Ванесса берет юношу за руку, и на мгновение возникает ощущение, словно раскаленная магма течет по ее жилам. Девушка смущенно опускает взгляд, но ладонь Ника сжимает чуть крепче. Остается надеяться, что отец о ее вольности не узнает. Бедный юноша и дочка знатных господ направляются к подземельям. Удача сопутствует им: парочка успешно минует задний двор и несколько просторных коридоров Хогвартса. Ванесса пару раз судорожно вздыхает, испытывая облегчение от того, что им удается пройти незамеченными. Ее не раз посещает мысль о том, что помочь Нику – дело невозбранимое, но вот идти с ним за руку, когда есть огромный риск, что отец знатно высечет за это юношу, никак нельзя. Своей дерзостью Ванесса подставляет того, кого любит больше жизни, и за это совесть ежеминутно пронзает ее разум, словно острыми клинками. Но сейчас, когда Ник рядом, его теплая, чуть дрожащая ладонь в ее руке, отказаться от этого губительного соблазна она не в силах. Девушку непреодолимо влечет к нему, она готова сама лечь под розги, только бы еще минуточку чувствовать его прикосновение. За оными размышлениями и внутренними терзаниями, ни на мгновение не забывая о скрытности и осторожности, Ванесса приводит юношу ко входу в кабинет зелий. Еще раз убедившись, что никто не может увидеть их, девушка толкает резную дверь. Кабинет встречает гостей холодным полумраком, а также едва уловимым запахом серы и травы. Наконец Ванесса отпускает руку юноши, чтобы поплотнее закрыть за собой дверь. «Экстракт бадьяна или противоожоговая мазь», - говорит девушка сама себе и быстро направляется к стеллажам с ингредиентами. Спиной она чувствует заинтересованный взгляд юноши, отчего румянец вновь розовеет на ее щеках. Нужно сосредоточиться и действовать уверенно, как учила ее мать. Девушка взглядом пробегает по полкам в поисках нужных компонентов: готовые снадобья расставлены не в алфавитном порядке, а ингредиенты для зелий лежат возмутительно небрежно. Ванессе нужно быть внимательнее, чтобы отыскать среди этого бардака необходимое, но она уже почти уверена, что экстракта бадьяна тут нет. Что же, это, разумеется, не радует. Если противоожоговой мази не найдется в готовом состоянии, то юной ведьме придется сделать ее вручную.

+1

6

You're sailing softly through the sun
In a broken stone age dawn.
You fly so high.
I get a strange magic,
Oh, what a strange magic,
Oh, it's a strange magic.

Боль обладает различным характером. Пульсирующая, щиплющая, колющая, зубная, невыносимая. Последние две вполне возможно сопоставить друг другу. И пускай рука покрылась волдырями и покраснела, подобно перезрелой помидорине, то, что сейчас происходило на моей руке ничто, по сравнению с тем, как болело внутри. Невыносимо любить и знать, что эта любовь невозможна. Но еще сложнее притворяться и делать вид, что Ванесса мне безразлична. Я не в силах ее более отталкивать. Но лишиться головы не входит в мои планы. Иными словами, любовь - это зубная боль в сердце. Я знаю свое место, я словно проклят. Но, быть может, в следующей жизни медаль повернется обратной стороной. Вот только как прервать длительность этой? Самому прерывать страшно. Боги разозлятся. Да и матушку жаль. Она и без того за меня многое терпит и ночами глаз не смыкает. Что я за сын такой неблагодарный? Но я не могу избрать между двумя половинами себя.
Ванесса беспокоится обо мне, это согревает любого вечера у костра в лесу. А я храню мертвое молчание. Стоит ли разбрасываться красивыми речами, клясться в безграничной любви или же оттолкнуть рыжеволосую деву? Лишь любуюсь ее очами цвета ясного неба и ни о чем другом помышлять не в силах. Этим Огилви и пользуется. Молча берет меня за руку и ведет в никуда. Я коротко улыбаюсь. Честно признаться, я готов следовать за ней и в свет, и в мрак. Неважно, куда меня занесет. Утону ли в омуте погибели или взмою над облаками.
Я еще теряюсь в огромных бесконечных коридорах Хогвартса, все кажется чужим и холодным, в то время как Ванесса ведет себя настолько уверенно, настолько спокойно, словно прожила в этом замке сотни лет. Она ощущает здесь себя, как дома. Быть может, сказалась жизнь в просторном поместье, которую девушка вела до переезда в Хогсмид. Но поместье Огилви по величию ничто по сравнению с роскошными башнями Хогвартса, пронизывающими небеса.
Мы спускаемся в подземелье, не размыкая ладоней. Так заметно приятнее прогулка, если бы не постоянное ощущение, будто за нами наблюдают. Я с первого дня жизни в замке ощущаю некое присутствие, словно кто-то не желает показаться, но будто охраняет меня, будучи невидимым. Нужная дверь находится довольно скоро. Мы входим внутрь темного сырого помещения, где проходили занятия по изучению зелий. Я не очень силен в них. Как и во всей магии, если честно. Однако, боевые заклинания удавались мне вполне сносно до тех пор, как я не потерял контакт со своей волшебной палочкой. Кстати, где она? Ох, вот же она, прямо у пояса. Покоится себе мирно, покуда я ее не трогаю, что-то про себя замышляет против меня. Странная магия.
Ванесса словно дома, по обыкновению усаживает меня за стол, а сама начинает рыться на полках в поисках лечебных компонентов. Наблюдать за девушкой одной удовольствие. Она то изящно выгнется, подобно кошке, пока тянется к верхней полке, то едва не шарит по полу на коленях в нижнем ящике, что становится несколько жаль ее красивое платье.
Милая, - вихрем проносится в голове.
- Да ты не суетись, лишь царапина, не убьет ведь она меня, - наконец, отзываюсь, делая вид, что мне не больно, крепко стиснув зубы. Да, приятно знать, что я ей не безразличен, но не хочется выглядеть слабым в глазах девушки. Впрочем, она уже меня видела разбитым. Что должно измениться из-за непослушания волшебной палочки?

0


Вы здесь » Four Founders: Age of Mysteries » Истории сердец » Я тебя вылечу [заморожен]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC